Экономика энергии. Энергосбережение в строительстве.

Экономика энергии

Вокруг реформы энергетики последние несколько лет ведутся ожесточенные дебаты. Обычно при обсуждении упор делается на миллиарды киловаттчасов и мегаватты мощностей, на состояние сетей и оборудования и другие производственные аспекты. Но есть и еще одна сторона медали, о которой в ходе бурных дискуссий нередко забывают. Она касается не производства или транспорта электричества, а его потребления. Короче говоря, энергосбережения. Сегодня эта проблема во многих регионах страны, в том числе и в нашем крае, приобрела особую значимость, поскольку модернизация энергосистемы в масштабе субъекта федерации, а тем более страны займет многие годы, а вот значительно снизить остроту проблемы для своего предприятия, организации, домовладения или квартиры можно в течение нескольких дней или недель. Максимум, месяцев. К тому же в большинстве случаев подобные мероприятия обходятся недорого и по карману почти всем.

Энергорасточительность: история проблемы

Существует расхожее мнение, что высокая энергоемкость России – непреходящая данность. Мол, у нас холодно, и потому "Россия – не Америка". На данную тему уже на­писаны целые трактаты. Но что бы ни писали "маститые авторы", при­чины нашего отставания кроются отнюдь не в морозах. Северная Корея, например, не настолько северная, чтобы энергоемкость ее ВВП была в 8 раз выше, чем в Южной Корее. А в царской России эффективность ис­пользования энергии была выше, чем в США и во многих странах Западной Европы. В частности, проведенные исследования показали, что до начала ХХ века русская печь в деревянном доме оставалась лучшей системой ото­пления в мире. Ее КПД превосходил западноевропейский камин в 3-4 раза, а паровоз – вдвое.

"Падение" началось позже и длилось почти весь ХХ век. В итоге Россия вышла в непочетные лидеры по энергорасточительности, пропустив вперед только некоторые страны быв­шего СССР, а также Северную Корею, Танзанию, Нигерию и Эфиопию и в итоге оказалась в непочетной первой десятке по энергорасточительности. Иначе и быть не могло. Ведь искус­ственно заниженная стоимость ре­сурсов в нашей стране на десятилетия лишила граждан всякого стимула для их экономии.

В последнее время ситуация по­степенно начала выправляться. В 1998-2005 гг энергоемкость национального продукта устойчиво снижалась. В среднем на 4,6 процента в год. Это намного больше самых оптимистич­ных прогнозов, но намного меньше необходимого. Энергоэффективность по-прежнему остается на катастрофи­чески низком уровне, уступая таким странам как Индия и Китай в 1,4 раза. Для сравнения: на 1% роста ВВП у нас приходится 0,6% роста энергопо­требления. А в том же Китае только 0,3-0,4%. О США, Европе и Японии даже говорить не приходится. В абсо­лютных цифрах это означает, что мы ежегодно тратим "лишние" 170-180 миллиардов кубометров газа, а в целом потенциал энергосбережения оце­нивается примерно в 400 миллионов тонн условного топлива, а это десятки миллиардов долларов. В то же время, по данным Центра по эффективному использованию энергии, потенциал наращивания производства энергоре­сурсов равен примерно 100 млн. тонн условного топлива.

Более того, по словам руково­дителя Санкт-Петербургского фи­лиала Международной финансовой корпорации Максима Титова, расход энергоносителей на 1 рубль произве­денной продукции у нас в настоящее время примерно такой же, как в СССР. А ведь та экономика была чудовищно расточительная, да и прошло уже почти 20 лет. Согласно имеющимся расчетам, если бы ресурс повышения энергоэффективности был бы полнос­тью задействован, то в течение 80 лет мы могли бы спокойно экономически расти, не увеличивая при этом про­изводство и потребление первичных энергоресурсов. Ныне этот потенциал используется только на 1-2%.

К сожалению, в нашей стране сформировался порочный круг. Точ­нее, даже два круга. Первый – органи­зационный. Нет органа, который бы специализировался на энергосбере­жении. Эта функция распылена между тремя министерствами. Они друг с другом конкурируют. В итоге, если посчитать людей, которые занимаются сейчас в России энегосбережением на уровне исполнительной власти, то получится не более 10 человек. И эти 10 человек находятся друг с другом в перманентом конфликте.

Например, три чиновника от Министерства промышленности пишут Федеральную программу по повышению эффективности энергопотребления. Они прекрасно понимают, что, каков бы ни был до­кумент, их коллеги из Министерства экономического развития не придут от него в восторг. Ситуация лебедя, рака и щуки. Множество внутрен­них противоречий, связанных в основном с такими прозаическими вещами, как дележка бюджетов. Плюс ко всему нет единой политики на региональном уровне.

Второй "круг" – чисто экономи­ческий: занижая стоимость ресурсов, мы поддерживаем на плаву малоэф­фективные отрасли, но одновременно лишаем стимулов для внедрения более экономных, а значит, конкуренто­способных технологий. Понятно, что долго так продолжаться не может. Постепенное повышение цен на газ и другое топливо, а значит и электро­энергию до уровня мировых – неиз­бежно. Более того, без устранения имеющихся ценовых диспропорций невозможно обеспечить энергетиче­скую безопасность государства, о чем неоднократно говорилось на самом высоком уровне. Поэтому внедрение энергосберегающих технологий ста­новится сколь необходимым, столь и прибыльным мероприятием. По подсчетам специалистов, уже сей­час оно в 3-4 раза выгоднее, нежели наращивание дополнительной вы­работки электричества или добычи углеводородов.

 

Экономия электричества в быту

Большой вклад в снижение энер­годефицита, особенно в часы пиковых нагрузок, может внести и каждый из нас. При этом нет необходимости, подобно жителям Приморского рай­она Санкт-Петербурга, переходить на аскетический образ жизни (по данным социологического опроса, 40% анкетируемых на вопрос "как вы экономите электричество" ответили, что не жарят мясо). Более того, можно добиться существенной экономии. О некоторых ее способах рассказали спе­циалисты Кубанской энергосбытовой компании.

Замена ламп накаливания на современные энергосберегающие светильники, в среднем, снижает по­требление электроэнергии в 2 раза. Затраты окупаются менее, чем за год, а служат такие лампы в 6-7 раз дольше обычных.

Отключение из сети или из режи­ма ожидания "standbay" телевизора, видеомагнитофона, музыкального центра позволит снизить потребление электроэнергии в среднем до 300 кВтч в год и сэкономить до 500 рублей.

Утепление окон в квартире и, как следствие, отказ от постоянного ис­пользования электрообогревателя по­зволяет получить годовую экономию до 4000 кВтч на одну квартиру или, в среднем, 4-6 тысяч рублей. Уплотнив окна и двери, вы сможете повысить температуру в доме на 1-2 градуса. Еще столько же даст установка тепло­отражающей пленки. Последняя дает двойной эффект: зимой препятствует утечке тепла, а летом – его доступу внутрь помещения. Напротив, отделка отопительных приборов декоратив­ными панелями, укрытиями снижает теплоотдачу на 10-12%, окраска ра­диаторов масляными красками – на 8-13%.

Если вы решили купить какой-либо электроприбор, обратите внима­ние на маркировку. В настоящее время почти вся бытовая техника имеет специальную "евронаклейку" с обо­значением класса энергосбережения от А до G. Наиболее экономичные со­ответствуют классу А, а к классам F и G принадлежат самые "затратные".

Энергосбережение в семье при­носит двойной экономический эф­фект. Во-первых, прямая экономия домашнего бюджета, а во-вторых… Все нехитрые манипуляции по уте­плению, установке пленки и пр., описанные выше, обойдутся, по под­счетам, примерно в $30 на одно окно. Но они позволяют выключить в часы пик один электрообогреватель мощ­ностью один киловатт. Строительство же одного киловатта мощности новой электростанции обходится от $1000 до $2000, а иногда и до $3000 за киловатт установленной мощности. Тот же киловатт экономят каждые 20 энер­госберегающих лампочек, ввинченных вместо устаревших. Тем самым можно сэкономить второй раз, уменьшив свои затраты на "инвестиционную составляющую в тарифе", выплату процентов банку, будущую аморти­зацию и прочая, прочая, прочая, что необходимо для возведения новых энергоблоков и неизбежно будет от­ражаться в тарифе.

Экономия электричества: производственный аспект

В отличие от бытовых потре­бителей, бизнес имеет еще один мощный стимул для экономии элек­тричества. Это введение платы за присоединение. Хочешь расширять­ся и потреблять больше электриче­ства – плати за модернизацию сетей, трансформаторных подстанций и т.п. Это не прихоть энергетиков, это требование самой энергосистемы, которая не может до бесконечности выдерживать присоединение все новых и новых потребителей. Иногда такая плата весьма значительна. Так недавно глава одного района жало­вался: мол, пришел инвестор, хочет построить теплицы, а энергетики запросили у него за подключение 55 миллионов рублей. Для инвестора это много, он может отказаться и т.п. Разные, конечно, бывают случаи. Но во многих из них есть относительно недорогой и быстрый выход из поло­жения – все то же энергосбережение. Ведь только проведение самых про­стых и беззатратных мероприятий, как показывает практический опыт, позволяет снизить энергопотребле­ние на 5-8%. В масштабе города или района – огромная величина. По­мощь в планировании и проведении подобных мероприятий оказывают специалисты ОАО "Кубаньэнер­госбыт". По словам его генераль­ного директора Виталия Рожкова, в структуре компании существует специальное подразделение – энер­гоинспекция, одной из функций которой является проведение техни­ко-экономических консультаций по­требителей по вопросам внедрения энергоэффективных технологий.

"Наши специалисты, выезжая на предприятия и организации, оказыва­ют помощь по оптимизации производ­ственного процесса с целью экономии как самой электроэнергии, так и за­трат на нее. В том числе рекомендуют использовать многотарифный учет, АСКУЭ (автоматизированная система контроля и учета электроэнергии), двигатели, которые бы точно соответствовали потребляемой нагрузке, проводить мероприятия по компен­сации реактивной мощности, дают консультации по широчайшему спек­тру проблем от установки солнечных батарей и других нетрадиционных источников питания до перераспре­деления технологического процесса в соответствии с графиком нагрузок и многое другое.

Как показала практика, многие руководители предприятий согласны "перераспределить" технологический процесс так, чтобы работать поздно вечером и даже ночью, когда цена электричества, при условии установ­ки многотарифного счетчика, падает практически в два раза.

Кроме того, они могут оказать существенное содействие на этапе отработки инвестиционных про­ектов. Например, для выработки 1000 кВтч холода в системах конди­ционирования воздуха можно ис­пользовать традиционные машины на базе поршневых компрессоров с расходом электроэнергии 400 кВтч, а можно применить более дорогие, с винтовым компрессором и рас­ходом электроэнергии 200 кВтч. Инвестиционная разница в подводе электроэнергии измеряется многими миллионами рублей и значительно превышает стоимость самых дорогих холодильных машин, не говоря уже об эксплуатационной экономии не менее 0,5 млн рублей в год", – подчеркнул Виталий Рожков.

Или еще один проект, который может быть реализован практически на любом производстве. Речь идет об организации освещения в цехах одного из заводов. В результате его реализации экономия электроэнергии от замены старых светильников на новые, люминесцентные, составила около 60%. Снижение затрат на их обслуживание и замену – около 30%. При общей стоимости проекта на 1 цех около 4 млн руб. окупаемость со­ставила не менее 1 года.

Уже в ближайшее время, после вступления России в ВТО, не только экономия электричества, но и выпуск энергоэффективной продукции станет одним из важнейших факторов выжи­вания на рынке для любого предпри­ятия. Так страны ЕЭС запретили ввоз любых изделий классов энергоэффективности F и G, а значит, наши товары, не соответствующие этому критерию, не будут допущены на мировой рынок. А в недалеком будущем, после при­нятия Россией "европейских правил игры", и на внутренний.

В настоящее время энергоэффек­тивность стала столь же значимой характеристикой конкурентоспособно­сти товара, как качество, надежность, дизайн. В странах ЕЭС модернизация техники по критерию энергоэффективности выходит на одно из первых мест. Такая же тенденция наблюдается в изменении приоритетов потреби­тельских свойств товаров и у покупа­телей. С точки зрения человеческих предпочтений, ее можно трактовать как моду, но с точки зрения экономи­ки, это – требование времени, признак конкурентоспособности. И с этим не считаться нельзя.

Конкуренция и энергоэффективность: пути выхода

Сегодня не для кого не секрет, что уже через 4 года внутренние цены на энергоресурсы подтянутся к европейским. Об этом неоднократно заявлялось с самых высоких трибун. По данным Министерства экономического развития и торговли, в этом году средний тариф для промышленных потребителей в России составит 1,4 рубля за кВтч, а среднеевропейский – 1,7 рубля. К 2010 году, по прогнозу, эти цифры практически сравняются.

Соответствующие постулаты имеются в стратегически важных документах ведущих энергокомпаний страны. Например, "Газпром" вывел для себя формулу: к 2011-12 гг миро­вые цены минус транспортные услу­ги. Что такое этот "минус" каждый может представить сам, взглянув на географическую карту и прикинув расстояние на ней между нашими "северами", где добываются основные объемы газа, и главными потреби­телями. Для юга страны, по крайней мере, путь нисколько не ближе, чем, к примеру, до Берлина или Вены. В тех краях на сей момент оптовые цены примерно $ 230 за тысячу кубов. Ну, может быть, нам сделают небольшую поблажку – там все-таки границы, та­можни, экспортные пошлины. В итоге, по мнению финансового директора РАО "ЕЭС России" Сергея Дубинина, "наша" цена сегодня составила бы $ 125-130 за 1000 кубометров. Но это, видимо, для Москвы. Юг страны находится в самом последнем, один­надцатом, ценовом поясе и здесь, с учетом транспортировки, стоимость была бы еще выше. Кстати $ 125 – это еще минимальная оценка. Многие эксперты ставят куда более высокую планку. Например, руководитель ООО "Межрегионгаз" Кирилл Селезнев ее определяет в $ 169.

Вслед за газом "подтянутся" энер­гетики. А как иначе, если в стоимости их товара доля "голубого топлива" до­ходит до 70 процентов. Доля "свободного" оптового рынка электричества, согласно данным Минпромэнерго, возрастет с нынешних 5% до 10% с 1.07.2007 и далее поэтапно до 100% к 1.01.2011 г. К этой дате мы получим совершенно "европейскую" стоимость энергоресурсов, потребляемых на про­изводстве. Не будет больше дешевого сырья, которое мы так долго рассма­тривали в качестве естественного кон­курентного преимущества. Только с его расходованием у нас по-прежнему, мягко говоря, не очень…

С учетом предстоящего вступле­ния в ВТО и грядущей "свободной конкуренции" можно смело прогнози­ровать, что только по одной этой причине целые отрасли промышленности имеют все шансы в одночасье прекратить свое существование. Кроме того, физический износ оборудования, растущий на многих производствах, значительно ухудшает параметры эффективности. Пережигание то­плива сверх разумной нормы идет по нарастающей. При подорожании газа этот процесс станет просто разо­рительным.

Правда, осталось еще 4 года, а может и 5. Поезд еще не ушел, но уже стоит под парами и готов отправиться от перрона. Если не начать действовать сегодня, завтра будет уже поздно.

Выход есть. Он затратный, тру­доемкий и т.д., но единственный. Прежде чем говорить о нем, по­смотрим на то, как сами руководи­тели предприятий оценивают его перспективы. Так, по данным со­циологического исследования, про­веденного специалистами Между­народной финансовой корпорации (IFC), которая является подразделе­нием Всемирного банка, – более 80% бизнесменов считают, что законы в нашей стране не благоприятствуют энергосбережению. Кроме того, они полагают, что на эти благие цели банки попросту им не дадут креди­ты. Одного этого достаточно, чтобы сидеть и ждать лучших времен. Мол, будет другая Дума, законы поправит, может быть, и банкиры другие при­дут. Но, как пелось в старой песне "никто не даст нам избавленья, не Бог, ни царь и не герой". Тем более, не Дума и не банки. Тем более, что не те и не другие не являются основным препятствием для повышения энер­гоэффективности и, как следствие, конкурентоспособности.

Как свидетельствует статистика, 90% обращавшихся в банки кредит-таки получили. Правда, "рискнули" на это мероприятие менее четверти из опрошенных. Еще менее виновата ГосДума. Понятно, что пятистранич­ный Закон "Об энергосбережении" образца 1996 года давно устарел и совершенно не работает. Над его новой редакцией в данный момент трудятся  в профильных министерствах. Но ведь дело в том, что "думцам" пеняли, прежде всего, на отсутствие в законах налоговых льгот для тех, кто занимается энергосбережением. При этом как-то упускали из вида, что умень­шение собственных издержек – это не одолжение государству, а жизненная необходимость, возможность выжить на конкурентном рынке.

Такое скептическое отношение вызвано недооценкой потенциала энергосбережения. Четверть из 625 опрошенных руководителей почему-то уверены, что их предприятие – это верх эффективности и ничего уже сэкономить нельзя. Еще больше – свыше 30% респондентов – оценили потенци­ал в 1-5% от потребления. Между тем, только проведение беззатратных меро­приятий, в первую очередь, организа­ционного характера, дает 5-6%. Грубо говоря, это только за счет ликвидации всех потерь, связанных с обычной бес­хозяйственностью. А общее снижение потребления энергоресурсов достига­ет как минимум 20-30%. В абсолютных цифрах это выглядит следующим об­разом: согласно экспертным оценкам, компания средних размеров только на энергоресурсах могла бы дополни­тельно экономить 500-900 миллионов рублей в год.

Показателен в этом отношении диалог между консультантом корпорации IFC и руководством одного завода. Проходя по территории предприятия, консультант увидел трубу, из которой сжатый воздух вырывался в атмосферу. Он говорит директору: "Только на этой дырке ты в год теря­ешь 5 тыс. евро. За 5 лет ты теряешь стоимость приличной иномарки". Генеральный директор поворачива­ется к энергетику и говорит: "Вася, что ж ты подводишь меня?" – "Но ты же меня не спрашивал, сколько иномарок ты можешь купить за 5-10 лет. Я ж говорил давно, что эту трубу надо менять, а ты денег не выделя­ешь". Иными словами, многие руководители просто не представляют в какую копеечку им влетают все эти незаконопаченные дырки, огромные цеха, требующие отопления и освещения, и т.д.

Авторы исследования подчерки­вают, что, к их удивлению, не было обнаружено зависимости активности бизнеса в области энергосбережения от величины тарифа. Так, например, в Краснодарском крае, где тариф один из самых высоких среди 11 ис­следованных регионов (выше только в Новгородской области), среднее число соответствующих проектов на одно предприятие – самое низкое. В то же время, в Нижегородской области, где стоимость электроэнергии заметно ниже, предприятия показывают наивысшую активность. Возможно, это зависит от реализуемой в области эффективной программы энергосбе­режения.

Тем не менее, в Южном Феде­ральном округе за последнее время в различных отраслях был реализован целый ряд соответствующих про­ектов.

Энергосбережение в Краснодарском крае…

Тимашевский комбинат "Кубань" выпускает мучные и шоколадные кон­дитерские изделия (конфеты, шоколад, крем). Производительность предприятия – 50 тонн изделий в сутки. Продукция поступает в основном в регионы Южного федерального округа (Краснодарский край, Ставрополье, Ростовская область), а также постав­ляется в другие регионы России и частично экспортируется. За последние 5 лет ежегодный рост производства шоколадных изделий составил в среднем 245 процентов. Анализ рынка позволил выявить перспективные сег­менты: выпуск новых видов шоколадной продукции и мучной продукции с начинками.

Модернизация – ключ к конкурентоспособности

Однако дальнейший рост без модернизации производства был бы невозможен. В целях более эф­фективного использования произ­водственных мощностей и снижения энергозатрат руководство компании приняло решение приобрести новое высокотехнологичное оборудование. Выбор пал на шоколадоотливочную линию компании АВЕМА.

Благодаря новой линии комби­нат смог расширить производство шоколадных конфет класса премиум, а также загрузить уже существующее производственное оборудование на полную мощность.

Экономия энергии… и не только

Ранее конфеты отливались вруч­ную с охлаждением в холодильных тоннелях, что требовало повышенных затрат ручного труда и энергии, а также больших технологических пло­щадей. Новая линия позволила в 15 раз (!) увеличить производительность труда и улучшить качество продукции. Затраты снизились, а производство конфет возросло в 12,5 раз.

В пересчете на тонну произ­веденной продукции потребление электроэнергии сократилось на 34%, воды – на 32%, охлажденной воды – на 55%, пара – на 45%, горячей воды – на 70%, что привело к снижению суммарных затрат на энергоресурсы в целом на 41%.

За год экономия от снижения затрат на энергоресурсы составила 316,5 тыс. рублей, при этом расходы на оплату труда снизились на 85%. Ожидается, что общая экономия от внедрения данной линии достигнет 5,75 млн. рублей.

Стоимость линии АВЕМА – 6,29 млн. рублей. Линия приобретена в лизинг сроком на 3 года. Срок оку­паемости вложений – не более 2 лет. Финансирование на приобретение линии АВЕМА предоставил банк "Центр-инвест" в рамках Программы по стимулированию инвестиций в энергосбережение Международной финансовой корпорации (IFC). Экс­перты IFC помогли предприятию оце­нить энергосберегающий потенциал и общие экономические выгоды от внедрения новой линии.

Удачный опыт сотрудничества с IFC привел к тому, что руководство "Кубани" вновь обратилось к специа­листам Программы и планирует с их помощью повысить энергоэффектив­ность систем тепло- и водоснабжения комбината.

И Ростовской области

Батайское предприятие "Кон­траст" выпускает широкий ассор­тимент джинсовой одежды. Однако устаревшее оборудование, использо­вавшееся как для отопления, так и для производства, значительно тормозило его развитие.

Помимо этого, старое электри­ческое водонагревательное оборудо­вание не позволяло автоматически контролировать уровень температур в стиральных машинах – специаль­ный оператор должен был делать это вручную. Пар выходил очень дорогим, а кроме того при малейшей ошибке материал был безнадежно испорчен, а значит, снова приходилось подсчитывать убытки.

Более того, мощности старых установок не хватало на то, чтобы производить необходимые для рентабель­ной работы 15 тысяч изделий в месяц. Эту проблему решали за счет сверх­урочной работы в вечернее и ночное время, то есть за счет дополнительных энергозатрат и увеличения фонда за­работной платы. Еще одной головной болью были старые электрические су­шилки, которые пересушивали ткань и портили качество продукции. Ну и в довершение картины, за отсутствие водоочистителей приходилось пла­тить ежемесячный штраф в размере 60000 рублей.

Груз накопившихся проблем подтолкнул менеджеров "Контраста" задуматься о замене устаревшего оборудования на более энергоэффек­тивное и подходящее для обработки джинсовых тканей. Был приобре­тен новый паровой котел и усовер­шенствованный паровой генератор, произведена замена электрических сушилок паровыми. Заодно купили водоочистительное оборудование и перестали, наконец, платить экологи­ческие штрафы.

Однако проект потребовал зна­чительных вложений, а изымать из оборота 4,9 млн рублей менеджерам "Контраста" не хотелось. Они обратились к специалистам Международной финансовой корпорации, которые по­могли разработать план соответству­ющих мероприятий, а также получить через банк кредит на 5 лет.

В результате, "Контрасту" уда­лось вдвое увеличить количество производимой одежды, а также вдвое снизить энергозатраты. Новое паровое оборудование позволило повысить качество продукции и избежать затрат на дополнительные часы работы.

Энергосбережение в муниципальном масштабе

Архангельский областной центр энергосбережения недавно начал работать с Невско-скандинавской эко­логической финансовой корпорацией, которая раньше предоставляла гранты на социально важные проекты. Теперь они перешли на финансирование, но процентная ставка у них значительно ниже, чем у российских банков. Этот Центр энергосбережения организовал в ряде городов, в частности в Ново­двинске, "револьверные фонды".

Схема его работы следующая. Муниципалитет принимает закон. Получив деньги от финансовой кор­порации, он эти средства вкладывает в реализацию проектов по энергосбе­режению. В частности, в школах. На одно учебное заведение тратится где-то 80 тыс. евро. Меняются все окна на пластиковые, в столовой, опускается потолок, чтобы уменьшить отапливаемую площадь, изолируются все трубы. В общем, все, что текло, закрутили и поставили тепловой пункт, автомати­ческий. Когда детки в школу приходят, в школе тепло. Когда они уходят, тем­пература в школе снижается. За счет этих мероприятий они планировали сэкономить 15%. По факту у них вы­шло около 30% экономии.

Так вот, идея револьверного фонда заключается в том, что вся экономия (это же муниципалитет) не растворяется в муниципальном бюджете неизвестно куда, а может пойти только на следующий проект по энергосбережению. На следующую школу, например. На следующую поликлинику, на детский сад и так далее. Плюс, муниципалитет какие-то деньги туда, естественно, докладывает каждый раз.

Если это работает там, в Архан­гельске, почему это не может работать в другом регионе, на юге России, например?

 

Строительный вестник Кубани,\Игорь ЯРМИЗИН

 

 

Интересные вопросы

Проект месяца

5566 Общая площадь дома 80 м2.


Фотогалерея


Получатель

Расчет стоимости строительства

Общая площадь дома:
Общее количество этажей:
Кровля с покрытием:
Заполнение оконных проемов:
Электрика:
Сантехника:
Отопление:
Отделка фасада:
Внутреняя отделка:
0 руб.